?

Log in

No account? Create an account
   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
  Flag Counter

Дурляхов. Нетленка. - Бася Вочаров's LJ

May. 25th, 2014 11:45 am Дурляхов. Нетленка.

Товарищи, имею доложить, что недавно в сборнике по результатам конференции "Война и оружие. Новые исследования и материалы" (Музей артиллерии, 2014) у меня вышла статья о Роберте, нашем, о Дурлахере. Каковую и предлагаю для обозрения и критики. Официально называется так: Бочаров В. О. Страницы биографии артиллерийского конструктора генерал-лейтенанта Р. А. Дурляхова (по материалам ВИМАИВиВС) // Война и оружие. Труды пятой Международной научно-практической конференции. Ч. 1. СПб.: ВИМАИВиВС, 2014. С. 256-271.


Страницы биографии артиллерийского конструктора генерал-лейтенанта Р. А. Дурляхова (по материалам ВИМАИВиВС).

Среди известных русских конструкторов артиллерийского вооружения рубежа XIX-XX веков имя Ростислава Августовича Дурляхова должно быть названо одним из первых. Генерал-лейтенант старой русской армии, постоянный член Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления в дореволюционные времена, он оставался на посту в годы революции и гражданской войны, оказавшись, таким образом, среди организаторов новой советской армии. Подавляющая часть русских береговых и крепостных орудий крупных калибров в конце XIX – начале XX века стояла на лафетах, спроектированных или модернизированных Р. А. Дурляховым. Более двадцати лет он преподавал в Михайловской артиллерийской академии (после ре-волюции 1917 г. – Артиллерийской академии РККА). Последние образцы материальной части артиллерии, к которым он имел отношение, были сняты с вооружения уже после Великой Отечественной войны. И при всём этом, находящиеся в научном обороте сведения о Р. А. Дурляхове крайне скудны. По сути, они базируются лишь на данных дореволюционных справочников по офицерскому составу военного ведомства и небольшой статье о нём из Военной энциклопедии издательства Сытина.
В фондах Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи отложилась коллекция материалов различного характера, относящихся к биографии Р. А. Дурляхова. Часть из них оказалась в музее, если так можно выразиться, в «плановом» порядке, в соответствии с характером и тематикой коллекций ВИМАИВиВС. Это журналы Арткома, отдельные номера Артиллерийского журнала, а также руководства к службе и чертежи различных артиллерийских систем; они хранятся в архиве и библиотеке музея. В фонде матчасти артиллерии имеются некоторые образцы орудий, сконструированных Р. А. Дурляховым.
Другая часть – это предметы и документы, переданные в музей родственниками Дурляхова в конце 1950-х годов. Среди них – настольная медаль, которой конструктор был награждён на Всемирной выставке в Париже в 1900 г., фотографии разных лет, черновые расчёты и записи о научной и конструкторской деятельности, датируемые первой половиной 1930-х гг. Медаль и несколько фотографий хранятся в 1-м историческом фонде, фотонегативы с изображениями артсистем конструкции Дурляхова – в фототеке музея. Справки и рукописные документы составили личный фонд Р. А. Дурляхова в архиве ВИМАИВиВС – фонд 38р. Он разделён на две описи и в сумме насчитывает шестнадцать единиц хранения. Все эти материалы позволяют составить биографию учёного, не полную, но охватывающую основные сюжеты его профессиональной деятельности.


Генерал-майор Р. А. Дурлахер. Нач. XX в.

Роберт Августович Дурляхер[1]  родился 8 января 1856 г.[2] в городе Рославле Смоленской губернии. О родителях известно, что они были лютеранского вероисповедания, отец был уездным врачом и имел гражданский чин коллежского асессора. Образование будущий генерал получил во 2-й Московской военной гимназии и Михайловском артиллерийском училище, откуда в 1875 г. был выпущен подпоручиком в 41-ю артиллерийскую бригаду. Вместе с бригадой уже поручиком (с декабря 1876 г.) Дурляхер участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на Кавказском театре военных действий в составе Пририонского отряда[3]. За боевые заслуги в 1877 г. он был награждён орденом Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом.
После войны Р. А. Дурляхер поступает в Михайловскую артиллерийскую академию, в которой обучается в течение 1878-1880 гг. Закончив академию по первому разряду, он назначается помощником начальника мастерских Санкт-Петербургского орудийного завода (в должности находился полтора года). Затем Р. А. Дурляхер в течение девяти месяцев состоит офицером для особых поручений при инспекторе Санкт-Петербургского арсенала, а после того в течение двух лет исполняет должность помощника начальника мастерских того же арсенала. Таким образом, за несколько лет молодой офицер приобретает солидный опыт работы административного и производственного характера в артиллерийских заведениях Военного ведомства. С 1885 г. штабс-капитан Дурляхер переводится делопроизводителем в Артиллерийский комитет ГАУ.
В 1887 г. штабс-капитан Р. А. Дурляхер был направлен в полуторамесячную командировку в Европу, во время которой посетил производственные площадки и полигоны крупных военных заводов: Круппа (Fried. Krupp) в Германии, а также Сен-Шамон (Saint-Chamond) и Форж э Шантье (Forges et Chantiers) во Франции. В ходе поездки он изучил постановку дела на крупнейших металлургических предприятиях Европы, ознакомился с проектами новейших артиллерийских береговых и корабельных систем как открытой, так и башенной установки, общался с крупнейшими артиллерийскими конструкторами, в том числе с Гюставом Канэ. По результатам командировки Дурляхер составил подробный отчёт, который, в виду важности представленной информации, был по распоряжению ГАУ издан отдельной брошюрой в следующем 1888 году[4].
В середине 1880-х гг. Артком с особенным вниманием следил за вопросом создания специального компрессора для уменьшения отката орудий осадной артиллерии на лафетах обр. 1877 и 1878 гг. Испытания гидравлических компрессоров предложенных комитету систем Франко-русского завода и полковника Дюшена не удовлетворили офицеров ГАУ. При стрельбе из 6-дм. пушек в 190 пудов весом, снабжённых данными компрессорами, наблюдались подпрыгивания орудий на высоту до 20 дм., что негативно сказывалось на колёсах лафетов, откат происходил неравномерно, рывками. Несмотря на многочисленные переделки, добиться от приборов удовлетворительной работы не удавалось. В 1886 г. штабс-капитан Р. А. Дурляхер предложил Артиллерийскому комитету свой вариант 4-х футового гидравлического компрессора к лафетам обр. 1877 и 1787 гг. для 42-лин. и 6-дм. в 190 пудов осадных орудий. Внутренняя поверхность цилиндра предложенного прибора представляла собой конус, в котором ходил цилиндрический без всяких отверстий поршень диаметром несколько меньшим наименьшего диаметра цилиндра. Такая простая конструкция показала себя при испытаниях с наилучшей стороны, действовала надёжно и откаты давала равномерные и повторяющиеся. В 1889 г. 4-х футовый гидравлический компрессор Дурляхера был принят в русской артиллерии, им были снабжены все осадные лафеты обр. 1877 и 1878 гг. За своё изобретение конструктор получил Михайловскую премию за 1890 год[5].
1890-е – начало 1900-х гг. – время широчайшего распространения в русской береговой и крепостной артиллерии лафетов конструкции Р. А. Дурлахера. В это время он проектирует береговые лафеты для 6-дм. пушек в 190 пудов и длиной 35 калибров, 13,5-дм. крупповских орудий, 10-дм. пушек в 45 калибров. По его проектам модернизируются (внедряется гидравлический компрессор и увеличиваются углы вертикального наведения) старые рамные лафеты для 9- и 11-дм. береговых пушек, 9- и 11-дм. береговых мортир. Для крепостной артиллерии Р. А. Дурлахер разработал несколько образцов капонирных лафетов для лёгких пушек, а также два варианта скрывающихся лафетов для 6- и 8-дм. орудий.


6-дм. осадная пушка 190 пудов весом на скрывающемся гидравлическом лафете. 1890-е гг.


10-дм. береговая пушка в 45 калибров длиной на лафете конструкции Р. А. Дурлахера. Форт Красная Горка. 1910 г.

Среди этих работ некоторые стоит отметить особо. Весьма интересен воплощённый во второй половине 1890-х гг. проект скрывающегося лафета для 9-дм. пушки обр. 1867 г.[6] Сама идея скрывающихся орудий состоит в том, что ствол на время заряжания опускается полностью за высокий бруствер и тем обеспечивается от поражения артиллерией противника. Для производства выстрела заряженное орудие поднимается на стойках над бруствером, энергия для подъёма аккумулируется специальным гидравлическим прессом. Но одно дело, когда требуется рассчитать гидравлическую систему для поднятия орудия весом 2-3 тонны, и совсем другое, когда речь идёт о подъёме береговой пушки весом более 16 тонн. Несмотря на многие технологические трудности, с задачей русский офицер-артиллерист справился, скрывающаяся установка была собрана и испытана стрельбой в общем удовлетворительно. Она оказалась самым большим и мощным скрывающимся орудием отечественного производства[7]. По мере накопления опыта эксплуатации скрывающихся лафетов пришло понимание, что сам принцип подобной защиты орудия является далеко не бесспорным, поэтому 9-дм. установка не была принята на вооружение и стала лишь одной из вершин технологических возможностей русской школы проектирования артиллерийских систем.


9-дм. береговая пушка обр. 1867 г. на скрывающемся лафете. Кон. XIX в.

Другой, наверное, самой удивительной вершиной, бесспорно, является проект автоматического лафета для 11-дм. береговой пушки[8]. В 1890-х гг. для улучшения боевых характеристик устаревающих береговых орудий обр. 1877 г. их лафеты были модернизированы, как упоминалось выше, путём введения в конструкцию гидравлических противооткатных приспособлений и увеличением углов вертикальной наводки. Но такие меры были применимы только к установкам открытых береговых батарей. Чтобы повысить возможности казематных орудий, Артиллерийский комитет постановил исследовать вопрос увеличения их скорострельности. В середине 1890-х гг. полковник (с 1895 г.) Р. А. Дурлахер спроектировал систему гидравлических приспособлений к стандартному рамному лафету обр. 1870 г., которая позволяла аккумулировать энергию отката и использовать её для наведения орудия и действия снарядным краном при заряжании[9]. Увеличившаяся от таких нововведений скорострельность, конечно, не могла заменить принципиально недостаточную дальнобойность, но всё же экспериментальный образец автоматического лафета был собран и испытан стрельбой и действием механизмов на Главном артиллерийском полигоне в сентябре 1897 г. Гидравлическая система действовала в целом нормально, замеченные неисправности не носили принципиального характера и могли быть устранены[10].


11-дм. береговая пушка обр. 1877 г. на автоматическом лафете. Кон. XIX в.

Как сложнейшие и выдающиеся памятники русской артиллерийской техники, эти 9-дм. пушку на скрывающемся лафете и 11-дм. пушку на автоматическом лафете было решено представить на Всемирной выставке в Париже в 1900 г. Выставленные в артиллерийском отделе русской экспозиции орудия вызвали живой интерес и восхищение специалистов, а полковник Дурлахер был награждён дипломом и большой золотой медалью выставки[11].


Р. А. Дурлахер в рабочем кабинете. На стене развешены фотографии воплощённых образцов спроектированных им к началу XX века систем. В центре – диплом Парижской выставки 1900 г.

Параллельно конструкторской деятельности развивается и работа Р. А. Дурлахера в военно-учебных заведениях. В 1889 г. он начинает преподавать артиллерию юнкерам Николаевского кавалерийского училища, а с 1900 г. – вести такой же курс в Михайловском артиллерийском училище. Разрабатывая установки для орудий самых разных калибров, Р. А. Дурлахер формирует и оттачивает свой авторский метод проектирования лафетов. Впервые его труд «О проектировании лафетов» был издан по распоряжению ГАУ в 1896 г.[12], в том же году отмечен Михайловской премией, а через несколько лет и премией генерала Дядина. В 1906 г. увидело свет второе, переработанное из-дание курса[13].
Интересное свидетельство психологического плана оставил о Роберте Августовиче Дурлахере один из его слушателей, юнкер артиллерийского училища А. А. Мгебров, в будущем известный театральный режиссёр. В его мемуарах о годах обучения (1902-1904 гг.) имеется такая запись: «… Профессор Дурлахер отличался добродушным, отзывчивым характером; юнкера любили его всегда занимательные лекции и его остроумный юмор… По некоторым признакам генерал весьма сочувственно относился к некой вольности наших мыслей. … Я, как сейчас, помню этого умного, вдумчивого и талантливого генерала, одного из крупнейших, …, и даже, кажется, единственного по тому времени крупного специалиста в области сложнейшей науки проекции лафетов. … Этот маленький по росту человек с живыми, умными глазами, с розовым, почти без морщин лицом, с седенькой, мягкой, редкой бородкой, всегда аккуратно постриженный, этот человек хорошо знал силу каждого взрыва, динамическую силу пороха … Он знал и всю механику – как управлять этой силой…»[14]
В начале XX века Р. А. Дурлахер – уже известнейший и самый авторитетный специалист в своей области. С 1900 г. он состоит в Крепостном комитете, с 1903 – постоянный член Артиллерийского комитета, 1905  - преподаватель Михайловской артиллерийской академии. Его курс проектирования лафетов известен всем без исключения артиллеристам империи, сконструированная им материальная часть имеется почти во всех крепостях России. Иностранная профильная печать им и его работами[15]. За свои труды по укреплению обороны государства он получил единовременную денежную награ-ду в 10 тыс. руб., а с 1901 г. ему назначено ежегодное пособие в 1500 руб.[16] В декабре 1903 г. он был произведён в генерал-майоры, а в апреле 1910 – в генерал-лейтенанты.
Одной из интереснейших, но совершенно не изученных работ Р. А. Дурлахера за этот период является проектирование открытой установки для 12-дм. орудия в 52 калибра длиной[17]. Это самое мощное из производившихся в Российской империи орудий было спроектировано в 1907-1908 гг. на Обуховском сталелитейном заводе по инициативе Морского ведомства как главный калибр будущих линейных кораблей типа «Севастополь». Военное ведомство, в свою очередь, решило использовать его в береговой обороне для замены устаревших 10- и 11-дм. систем. По поручению Арткома генерал Дурлахер рассчитал характеристики противооткатных устройств, требующихся орудию такой мощности и составил проект открытой одноорудийной установки на центральном штыре. Этот лафет был изготовлен к 1910 г. на Металлическом заводе в Петербурге и установлен на Главном артиллерий-ском полигоне[18]. В дальнейшем на нём производился отстрел поступавших с завода стволов перед отправкой их по назначению.


12-дм. в 52 калибра орудие на лафете конструкции Р. А. Дурлахера. Главный артиллерийский полигон. Не ранее 1910 г.

С началом первой мировой войны генерал-лейтенант Р. А. Дурлахер, как член Артиллерийского комитета выполняет множество текущих поручений, вызванных обстоятельствами войны. Артком постоянно обсуждает, проектирует и внедряет изменения в образцы боеприпасов и материальной части, сообразуясь с требованиями фронта. Офицеры комитета выезжают на места для исследования повреждений орудий, проектирования позиций для установки крепостных орудий, помощи в налаживании производства артиллерийского вооружения и боеприпасов. Р. А. Дурлахер значительную часть времени в 1914-1915 гг. также проводит в командировках. Нехватка тяжёлой артиллерии в армии вынуждает забирать стационарные береговые орудия из крепостей Кронштадт и Владивосток, формировать из них специальные батареи и устанавливать в сухопутных крепостях западной границы и угрожаемых пунктах Черноморского побережья. Генерал Дурлахер неоднократно выезжал в Михайловскую (Батум), Ковенскую, Гродненскую, Брест-Литовскую, Ивангородскую и Новогеоргиевскую крепости, где руководил работами по  строительству бетонных оснований, а также проектировал временные деревянные основания для 10/45-дм. и 6/46-дм. орудий, снимаемых с фортов Кронштадта[19].
В исторической литературе встречается мнение, что Роберт Дурлахер поменял имя-фамилию на Ростислав Дурляхов в начале мировой войны, поддавшись антигерманской пропаганде. Материалы архивов это не подтверждают. Документы за 1914-1915 гг. знают только форму написания «Дурлахер», то есть фамилию и, заодно, имя генерал поменял не раньше 1916 г.
Революционный 1917-й год Р. А. Дурляхов встретил на своём посту члена Арткома, исполняя обязанности начальника 2-го отделения (лафетов, повозок и принадлежности) комитета. После октябрьского переворота также продолжал службу. В конце февраля 1918 г. вместе с первым эшелоном работников ГАУ он был эвакуирован из Петрограда в Самару. По прибытии на место Р. А. Дурляхов оказался старшим из эвакуированных вместе с ним коллег по Арткому, почему и принял на себя организационные хлопоты по устройству комитета на новом месте. В первые же дни пребывания в Самаре коллектив выбрал его председателем комитета; начальник ГАУ А. А. Маниковский утвердил назначение. Впоследствии Р. А. Дурляхов состоял на различных должностях в комитете до сентября 1929 г., когда был уволен из рядов РККА.
 Для налаживания нормальной работы Арткома Дурляхов привлёк в качестве совещательных членов приёмщиков и чинов Самарского трубочного завода и починочной мастерской. При этом комитет мог использовать в качестве лабораторий помещения завода и мастерской. Рядом с городом было подыскано место под полигон. Только эти хлопоты были закончены и работа комитета начала входить в привычную колею, как в мае поступило указание о новом переезде, теперь в Москву. Р. А. Дурляхов отбыл из Самары с первым эшелоном и снова начал с нуля организовывать нормальные условия для работы комитета.
В августе 1918 г. приказом начальника ГАУ при Арткоме было образовано «Совещание для использования опыта войны 1914 г. по отношению артиллерийской материальной части и употребления артиллерии в бою». Председателем совещания был назначен Р. А. Дурляхов. Совещание привлекало к заседаниям наиболее выдающихся артиллеристов-участников войны, находившихся тогда в Москве, среди них Ю. М. Шейдеман, В. К. Смысловский и др. Первоначально Совещание собиралось еженедельно. Заседания продолжались до 1920 г.[20] Сам Дурляхов в рамках тематики Совещания разбирал вопрос о подвижности военных колёсных повозок. Он обобщил соответст-вующие данные и свёл их в таблицу по определённым параметрам[21].
Помимо этого, в начале 1920-х гг. Ростислав Августович разрабатывал вопрос артиллерии будущего. В 1923 г. он представил в Артиллерийский комитет записку, в которой обосновывал точку зрения, что 76,2-мм пушка обр. 1902 г. не соответствует своему назначению в качестве единого полевого лёгкого орудия ни по подвижности, ни по мощности. Он предлагал заменить её двумя орудиями. Первое – это лёгкая 76,2-мм пушка весом 37 пудов (ок. 600 кг) спроектированная им ещё до революции для условий гористых окрестностей Владивостока. По утверждению Дурляхова, это орудие, сравнимое по мощности с горной пушкой обр. 1909 г., было не только спроектировано, но воплощено в металле и даже прошло испытания и было признано соответствующим назначению в качестве полкового. Впрочем, следов этой пушки пока не обнаружено. Вторая предлагаемая система – это вновь спроектированная автором записки «единая 85-мм зенитно-полевая пушка в 52 калибра длиной с дальностью выстрела порядка 15 км». Орудие имело углы верти-кального обстрела от -5 до +70 гр. и размещалось на платформе, обеспечи-вавшей круговой обстрел[22]. Орудие предполагалось снабдить тормозом отката переменной длины и уравновешивающими механизмами. Всю конструкцию можно было поместить как на колёсную буксируемую повозку, так и на гусеничный трактор, получив, таким образом, самоходную артиллерийскую установку[23]. Артиллерийский комитет выразил заинтересованность в проекте, переслал его для составления детальных чертежей в Комиссию особых артиллерийских опытов. Из-за задержек в разработке чертежей и производстве отдельных деталей проект не был осуществлён. Тем не менее, за предложение Р. А. Дурляхову было выдано вознаграждение 300 червонцев[24].
В 1924-25 гг. по особому заданию конструктор работал над проектом 65-мм полкового орудия. Сконструированная пушка имела поршневой затвор, металлический лафет, угол вертикального наведения +40 гр., гидравлический саморегулирующийся компрессор и воздушный накатник при массе системы около 170 кг. Заряжание предполагалось раздельно-гильзовое; были спроектированы цельнотянутая латунная гильза и осколочная граната массой 4 кг[25]. Испытания орудия проводились в 1925-1926 гг., но на вооружение его так и не приняли. Сейчас оно хранится в фондах ВИМАИВиВС.


65-мм полковое орудие. Сер. 1920-х гг.

Во время первой мировой войны на вооружение были приняты 37-мм траншейные пушки системы М. Ф. Розенберга. За годы гражданской войны изначальные деревянные лафеты расшатались и в значительном количестве вышли из строя. Поэтому Дурляхову было поручено спроектировать новый более прочный лафет для этих орудий. В соответствии с заданием был сконструирован простой металлический однобрусный лафет с гидравлическим тормозом отката (максимальный откат 14 см) и пружинным накатником[26]. Этот же лафет был приспособлен для наложения 37-мм пушек Грюзонверка[27], неожиданно обнаружившихся в значительном количестве на армейских складах.


37-мм батальонная пушка на станке конструкции Р. А. Дурляхова. Сер. 1920-х гг.

Помимо конструкторской деятельности, в это время Р. А. Дурляхов продолжал преподавать в Артиллерийской академии, до 1927 г. он вёл свой традиционный предмет – проектирование лафетов и установок[28]. В качестве методического пособия в послереволюционные времена его курс был переиздан дважды. Первый раз – в 1919 г. в виде литографированной брошюры «Проектирование лафетов. Часть теоретическая», и второй – в 1927 г. как дополнительные листы к сохранившимся в библиотеке Артиллерийской академии экземплярам предыдущих изданий. После выхода в отставку в 1929 г. Ростислав Августович начал готовить пятое издание своего курса. Предполагалось значительно увеличение объёма книги, текст был переработан по существу, должны были появиться в качестве примеров главы о работах Дурляхова до революции и в годы гражданской войны, как осуществлённые, так и не вышедшие из стадии проектов[29].


Ростислав Августович Дурляхов. Фото 1926 г.

Самые последние годы жизни Ростислава Августовича Дурляхова покрыты тайной. После ухода из Артиллерийской академии РККА в 1927 г. и выхода в отставку в 1929 г. он состоял консультантом на Заводе № 8 и при Артиллерийском научно-исследовательском институте, но о характере этой работы никаких сведений не имеется. Параллельно, как указано выше, готовил переиздание своего курса проектирования лафетов.
Известно, что Р. А. Дурляхов дважды арестовывался в начале 1930-х гг. Вероятнее всего это происходило в рамках т.н. дела «Весна». Было два обвинительных приговора от 7 октября 1931 г. и 17 февраля 1933 г. Но оба раза его, по всей видимости, отпускали. Это можно утверждать, потому что в личном фонде Дурляхова в архиве ВИМАИВиВС хранятся его записи и математические расчёты, датированные 1931, 1932, 1934 и 1935 гг. Кроме того, имеется справка из Артиллерийской академии о том, что пенсионер товарищ Дурляхов преподавал в академии с 1905 по 1927 г., является известным конструктором и крупным учёным. Эта справка № 89/0705 выдана для предоставления в Комиссию содействия научным работникам и учёным и датирована 7 мая 1934 г.[30]
Точная дата смерти Ростислава Августовича Дурляхова не известна. В современной справочной литературе иногда встречается год – 1937. Но в сопроводительной записке к материалам Р. А. Дурляхова от 16 июня 1958 г. со слов родственников указано: февраль 1938 г. Обстоятельства смерти не известны[31]. Справка Военной Коллегии Верхвного Суда СССР от19 мая 1958 сообщает: дело по обвинению Дурляхова Ростислава Августовича было пересмотрено 11 августа 1956 г., постановления 1931 и 1933 гг. в отношении Дурляхова Р. А. отменены и дело прекращено за отсутствием состава преступления[32].
Представленная статья рассматривается автором лишь как первый, далеко не совершенный опыт исследования биографии известного учёного и конструктора. Многое в его судьбе пока не ясно. Это касается обстоятельств тюремного заключения, последних лет жизни. Не составлен ещё полный перечень осуществлённых и оставшихся в чертежах проектов, не выявлен в полном объёме список статей и заметок Р. А. Дурляхова в периодической печати. Ничтожно мало известно о его личной жизни. Несомненно, исследование этих вопросов будет продолжено.

Примечания.
1. Р. А. Дурляхов от рождения имел фамилию Дурляхер, но затем дважды менял её; первый раз около 1893 г.: Дурляхер – Дурлахер, и второй раз вместе с именем в период первой мировой войны: Роберт Дурлахер – Ростислав Дурляхов. Точных дат смены фамилии установить пока не удалось, ориентировочные установлены по написанию фамилии в официальных документах.
2. Все даты до 31 января 1918 г. приводятся по старому стилю.
3. Военная энциклопедия. Т. 9. СПб., 1912. С. 242.
4. Отчёт о заграничной командировке штабс-капитана Дурляхера в 1887 году. СПб., 1888.
5. Артиллерийский журнал. 1890. № 2. Отдел официальный, с. 1-3
6. Revue D’Artillerie. Tome 54 (Avril-Septembre 1900). P. 466-467.
7. АВИМАИВиВС. Ф. 38р. Оп. 2. Д. 12. Л. 4.
8. Revue D’Artillerie. Tome 54 (Avril-Septembre 1900). P. 454.
9. Там же.
10. Артиллерийский журнал. 1898. № 1. Отдел официальный. С. 518-522.
11. ВИМАИВиВС. 1ИФ. Ном.№ 19/3059-4; 20/6613.
12. Дурлахер Р. О проектировании лафетов. СПб., 1896.
13. Дурлахер Р. Проектирование лафетов. СПб., 1906.
14. АВИМАИВиВС. Ф. 28р. Оп. 1. Д. 5. Л. 22-24.
15. General Durlacher über die Russische Landfestungartillerie // Militär-Wochenblatt. 1907. № 16. S. 366-371.
16. Военная энциклопедия. Т. 9. СПб., 1912. С. 242.
17. АВИМАИВиВС. Ф. 38р. Оп. 2. Д. 15. Л. 1.
18. Дукельский А. Г. Исторический очерк развития, проектирования и изготовления башенных установок в России 1883-1917 гг. М., 1931. С. 389.
19. РГВИА. Ф. 504. Оп. 9. Д. 441. Л. 48.
20. Прочко И. С. Артиллерия в боях за родину. М., 1957. С. 72.
21. АВИМАИВиВС. Ф. 38р. Оп. 2. Д. 2. Л. 2.
22. Там же. Л. 2об.
23. Там же. Ф. 7р. Оп. 9. Д. 23. Л. 7.
24. Там же. Л. 7об.
25. Там же. Л. 10-11.
26. Там же. Ф. 38р. Оп. 2. Д. 2. Л. 3.
27. Руководство службы при 37-мм пушке Грюзонверка на лафете системы Р. А. Дурляхова. М., 1928. С. 2-3.
28. АВИМАИВиВС. Ф. 38р. Оп. 1. Д. 1. Л.1.
29. Там же. Оп. 2. Д. 7. Л. 1-3.
30. Там же. Оп. 1. Д. 1. Л. 1.
31. ВИМАИВиВС. 1ИФ. Ном.№ 19/3059-1.
32. Там же. Ном.№ 19/3059-2.

9 comments - Leave a commentPrevious Entry Share Next Entry

Comments:

From:birserg_1977
Date:May 25th, 2014 08:25 am (UTC)
(Link)
Спасибо. Очень информативно и полезно...
From:k_lvk
Date:May 25th, 2014 10:28 am (UTC)
(Link)
Спасибо!
Хм, фонд КСУ при СНК, куда видимо подавал документы Дурляхов, конечно в ГАРФ: http://opisi.garf.su/default.asp?base=garf&menu=2&v=4&node=576&fond=249&opis=
Но кое-что может быть и на берегах Невы, точнее на берегу, в прямом смысле этого слова: http://cyberleninka.ru/article/n/iz-istorii-sotsiologii-nauki-v-rossiyskoy-akademii-nauk-v-1920-e-gody
Не отыщется ли там например анкеты?...
From:vasik_catn
Date:May 26th, 2014 01:10 pm (UTC)
(Link)
Ага, спасибо. В эту сторону тоже подумаю. У меня есть мысль статью сходу увеличить, напихать туда технических изысков всяких, чертежей разных обнаруженных. Но надо и по архивам ещё порыться. Письмо в ЦА ФСБ ушло, жду результата. Сейчас письмо на ЛМЗ по поводу диковинных 12/52 и 14/52 лафетов сочиняю. Вообще много что уточнять надо. Конечно, анкету обнаружить - хотелось бы.
From:k_lvk
Date:May 26th, 2014 01:21 pm (UTC)
(Link)
Дело хорошее:) По поводу анкеты и материалов в вышеуказанных комиссиях - там могут быть данные как раз о том, что с человеком было когда выходил из орбиты военного ведомства.
(no subject) - (Anonymous)
From:vasik_catn
Date:May 28th, 2014 03:59 am (UTC)
(Link)
Нет, конкретики пока не попадалось. В тексте их не отражал потому как кроме широкорадовских трёх слов что такие были добавить пока нечего. Вот как найду в своём заведении их чертежи - так будет повод.
From:vasik_catn
Date:May 31st, 2014 03:10 am (UTC)
(Link)
Дык вот от доброго желателя, кстати:

http://rufort.info/index.php?topic=1873.0
From:ain92
Date:June 12th, 2014 12:38 pm (UTC)
(Link)
Спасибо, прочитал с большим интересом, дописал статью в Википедии.
From:borianm
Date:January 23rd, 2016 05:15 am (UTC)
(Link)
Благодарю за интересный и информативный материал!
From:patetlao
Date:March 27th, 2018 02:34 am (UTC)
(Link)
это вновь спроектированная автором записки «единая 85-мм зенитно-полевая пушка в 52 калибра длиной с дальностью выстрела порядка 15 км». Орудие имело углы верти-кального обстрела от -5 до +70 гр. и размещалось на платформе, обеспечи-вавшей круговой обстрел...
--------------------------------------------
Ни дать, ни взять, 85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К).