Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Иматра - Аалто / Aalto - Imatra

Для многих Иматра - это только водопад-плотина и модерновый отель. Но на самом деле Иматра - это не только. В городе для туристов должна быть церковь. И церковь есть. Да ещё какая!

Такая, что построена по проекту Алвара Аалто. Досужая публика про неё обычно не знает, потому что ну кто такой этот Алвар Аалто? - во-первых; и потому что от водопада -отеля до неё километров восемь - во-вторых. Но совершить этот гран-тур однозначно стоит. Церковь называется "Трех крестов", по фински Kolmen Ristin kirkko, или Vuoksenniskan kirkko - церковь в Вуоксенниска. Это самое Вуоксенниска - один из поселков, составивших в 1948 году нынешнюю Иматру, с тех пор - район Иматры.
Если подгадать под богослужение или заранее договориться с пастором можно посмотреть и на изнутри, но я этого ничего не сделал, поэтому картинки только снаружи. Но всё равно красиво.
Collapse )

Gogol in italiano

Нет, что Гоголь должен владеть итальянским, по очевидным соображениям, можно было бы и догадаться. Но как-то мне недогадывалось. Глюпый. В общем, вот письмо на красивейшем наречии, писанное Николаем Васильевичем из Рима одной юной респондентке весной тридцать восьмого года.
*   *    *

М. П. БАЛАБИНОЙ

Roma, Marz 15 <н. ст.>. 1838.

Ditemi un poco, la mia illustrissima signora, che significa questa musica? Tacete, non dite nulla, non scrivete nulla... E possibile di fare cosi! Voi avete forse dimenticato che dovete scriver mi tre lettere larghe e lunghe com’i mantelli dei Bernardini, tre lettere tutti piene di callunnia che a mio parere è una cosa necessaria nel mondo, tre lettere scritte, col piu piccolo carattere e di vostro proprio pugno.

  Ma forse voi godete talmente della vaghezze e bellezze del vostro dolce clima (che fa tremar da capo a piè tutti gli uomini del mondo), che non volete distrarvi per alcun’ altra cosa. O forse siete tropo occupata della vostra celeberrima collezzione di marmi, pietre antiche, e molte moltissime cose, che la vostra signoria a rubata onestamente in Roma (perche doppo Attila e Enserico nessuno a mandato tanto a sacco la città eterna quanto l’a fatto la brillantissima signora Russa Maria Petrovna). O fosse voi... ma non posso trovar piu ragioni per iscusarvi.

  O mia cara signorina, getatti per la fenestra il vostro Pietroburgo, duro come il quercio d’alpine, e venite qua. S’io fossi nei panni vostri, mostrarei subito il calcagno. Se voi sapeste che bel inverno abbiamo qui. L’aria è tanto dolce, piu dolce del riso a la milanese che voi avete sovente mangiato in Roma, ed il cielo, o dio, che bel cielo! Egli è sereno, sereno — simile agli occhi... a, che peccato che i vostri occhi non siano azzuri per far il parragone! ma almeno egli è simile alla vostra anima e com’ella resta tutto il giorno sgombro di nuvole. Ma sapete meglio di me che tutta Italia è un boccone da ghiotto ed io bevo la sua aria balsamica a creppagozza, in modo che par altre forestieri non ne resta niente. Figuratevi che sovente mi pare di vedervi spasseggiare nelle strade di Roma tenendo in una mano Nibbi è nell’altra qualche santissima antichità trovata, nel mezzo del camino, nera e sporca com’un carbone, che domanda almeno la forza d’Ercole per poterla portare. Cosi a voi vi si rapresenta forse il mio naso, lungo e simile a quello degli uccelli (o dolce speranza!). Ma lasciamo in pace i nasi; è questa una materia delicata e tratandosi di questa, si puo facilmente restare con un palmo di naso. Ma tornaremo a bomba: Non trovo alcune novita da scrivervi, le novita come sapete voi stessa non abita in Roma, qui tutto è antico: Roma, Papa, le chiese, i quadri. A mio parere, le novita son inventate da quelli, che s’annojano, ma sapete voi stessa che nessuno puo annojarsi in Roma fiuorche quelli che hanno l’animo fredda come gli abitanti di Pietroburgo e principialmente i suoi impiegati, innumerevoli come arena del mare. Tutto sta qui in buona salute: S. Pietro, monte Pincio, Colosseo e molti altri vostri amici vi reveriscono. La piazza Barberini vi fa cosi una umplissima reverenza. Poveretta! ella è adesso tutta solitaria; i tritoni soli muscosi e senza naso al suo solito spingono tuttavia 1’aqua al’insu piangendo della contenanza della bella signora boreale che sovente udiva dalla fenestra il lor murmorio melanconico e sovente lo prendeva per quello di pioggia. Le capre e gli scultori spasseggiano, signora, sulla Strada Felice, dove ho la mia stanza (No 126, ultimo piano); a proposito della capre: il signor Meier non conta piu adesso, è innamorato come un gatto e gnaule sotto voce per non farsi sentire. D’altra parte tutto va al suo solito; tutti sono incollera con voi che non scrivete niente. Il Colosseo è molto ad rato contro la vostra signoria. Per questo ragione non vado da lui perche mi domanda sempre: «dite mi un poco, mio caro uomicio (ma chiama sempre cosi), che fa adesso la mia donna signora Maria? Ella a fatto il giuramento sull’ara l’amarmi sempre e con tutto cio tace e non vuole conoscermi, dite cosa è questo?» ed io rispondo: «non lo so», ed egli dice: «dite mi perche ella non continue a volermi bene?» ed io rispondo: «siete tropo vecchio, signor Colosseo!» Ed egli dopo aver sentito tali parole aggrotta le ciglia, e la sua. fronte deviene burbera e severa, e le sue crepaccie — quelle rughe di vecchiezza mi pareano allora patetre e minacevoli, per modo, ch’io sento paura e mi ritiro spaventato. Di grazia, la mia chiarissima signora, non dimenticate la vostra promessa: scrivete! farete un gran piacere, a noi. Le ombre di Romulo, di Scipione, di Augusto, tutti ve ne sarano tenuti ed io massimamente.

  A rivederla, mia illustrissima signora, il vostro servidore fino alla morte

Nicola Gogol

*   *   *
С листа понял не всё, не хватает лексики во мне ещё, да и со стороны грамматики имею вопросы. Во всяком случае лично мне не понятно, это по тексту формы римского диалекта, или устаревшие относительно сегодня формы римского диалекта, или это ещё и гоголевские варианты грамматических норм.. В любом случае - потрясающее впечатление: читать текст на нерусском языке, и чуствовать по строению фразы, темам, ритмике, что это точно писано Гоголем.
Ниже - перевод и ещё одно письмо тому же адресату.

Collapse )

А Анатоль Франс молодец,

одновременно тонкий, едкий и романтичный чаловек. Фрагмент из "Сада Эпикура"

Христианство оказало большую услугу любви, объявив ее грехом. Оно отстранило женщину от богослужения. Оно страшится ее. Оно объясняет, насколько она опасна. Оно повторяет вслед за Екклезиастом: «Руки женщины подобны силкам охотников, laqueus venatorum». Оно предупреждает нас, что мы не должны возлагать на нее никаких надежд: «Не опирайтесь на тростник, колеблемый ветром, и не доверяйте ему, ибо всякая плоть — как трава, и слава ее проходит, как цвет полевой». Оно опасается лукавства той, что погубила род человеческий: «Всякая хитрость ничтожна по сравнению с хитростью женщины. Brevis omnis malitia super malitiam mulieris». Но, внушая боязнь перед ней, оно делает ее могучей и страшной.
Чтобы понимать весь смысл этих изречений, надо было иметь общение с мистиками. Надо было провести свои детские годы в религиозной среде. Уединяться для молитвы и беседы с богом, творить обряды. В двенадцатилетнем возрасте читать назидательные книжечки, отверзающие перед наивной душой потусторонний мир. Надо было знать рассказ о том, как св. Франческо Борджа стоял перед раскрытым гробом королевы Изабеллы, или о явлении аббатисы Вермонтской своим духовным дочерям. Аббатиса эта скончалась в благоухании святости, и монахини, участвовавшие в ее богоугодных подвигах, возносили к ней молитвы, полагая, что она на небе. Но однажды она явилась им бледная, с языками пламени на одежде: «Молитесь за меня, — сказала она. — При жизни я как-то раз, воздев руки для молитвы, подумала о том, что они красивы. Теперь я искупаю эту греховную мысль муками в чистилище. Прославьте, дочери мои, неизреченную милость божию и молитесь за меня». В этих хилых порождениях ребяческого богословия — тысячи подобных сказок, придающих такую цену непорочности, что от этого наслаждение становится еще более вожделенным.
Принимая в соображение красоту Аспазии, Лаисы и Клеопатры, церковь причислила их к демонам, дамам преисподней. Какое торжество! Святая — и та не осталась бы к нему равнодушной. Женщина самая скромная и строгая, не желающая лишать покоя ни одного мужчины, желала бы иметь возможность лишить покоя их всех. Ее самолюбию приятны предосторожности, которые церковь принимает против нее. Когда бедный св. Антоний кричит ей: «Сгинь, чудовище!», она польщена его ужасом. Она в восторге оттого, что оказалась опасней, чем предполагала.
Но не обольщайтесь, сестры мои; вы не появились в этом мире сразу во всем своем совершенстве и во всеоружии. Поначалу вы были смиренны. Ваши прабабки эпохи мамонта и гигантского медведя не имели над пещерными охотниками той власти, какую вы имеете над нами. Вы были тогда полезны, нужны; но вы не были неотразимы. Говоря по правде, в те древние времена — и еще долго после — вам не хватало очарования. Вы были тогда похожи на мужчин, а мужчины — на зверей. Чтобы превратиться в то грозное чудо, каким вы стали теперь, чтобы сделаться равнодушной и царственной причиной подвигов и преступлений, вам нужны были две вещи: цивилизация, давшая вам покрывала, и религия, давшая нам угрызения совести. С тех пор все пошло как по маслу: вы стали тайной и грехом. О вас мечтают, ради вас губят свою душу. Вы вызываете страсть и страх; безумие любви вошло в мир. Верный инстинкт толкает вас к набожности. У вас полное основание любить христианство. Благодаря ему ваша власть удесятерилась. Вы слышали о святом Иерониме? В Риме и в Азии вы так напугали его, что он бежал от вас в ужасную пустыню. Но и там, питаясь сырыми кореньями, до того обожженный солнцем, что от него остались только почернелая кожа да кости, он всюду видел вас. Одиночество его наполняли ваши призраки, еще более прекрасные, чем вы сами.
Ибо истина, слишком хорошо известная аскетам, гласит, что грезы, вами пробуждаемые, еще более соблазнительны, если это только возможно, чем те действительные прелести, которыми вы наделены. Иероним с одинаковым ужасом гнал прочь и вас самих и воспоминания о вас. Но тщетно предавался он посту и молитве: вы наполнили видениями всю жизнь его, из которой он вас изгнал. Такова власть женщины над святым. Сомневаюсь, чтоб она была так же велика над завсегдатаем Мулен-Ружа. Берегитесь, как бы частица вашей власти не исчезла вместе с верой и вы кое-чего не утратили, перестав быть грехом.
Откровенно говоря, я не думаю, чтобы рационализм был вам выгоден. На вашем месте я не стал бы относиться с особой симпатией к физиологам, которые нескромно стараются всему дать объяснение, объявляют вас больными, когда мы считаем вас ясновидящими, и приписывают преобладанию рефлекторных движений вашу дивную способность любить и страдать. Не таким тоном говорится о вас в Золотой легенде: там вас величают белыми голубками, чистыми лилиями, розами любви. Это куда приятней, чем когда вас обзывают истеричками, одержимыми, кликушами, что делается походя, с тех пор как наступило царство науки.
Наконец, я на вашем месте ненавидел бы всех сторонников эмансипации, которые хотят уравнять вас с мужчиной. Они толкают вас в яму. Что за достижение для вас — сравняться с каким-нибудь адвокатом или аптекарем! Берегитесь: вы уже утратили какую-то частицу вашей загадочности и прелести. Правда, еще не все потеряно: из-за вас еще дерутся, разоряются, кончают жизнь самоубийством; но в трамвае молодые люди не уступают вам места, оставляют вас стоять на площадке. Культ ваш угасает вслед за другими старинными культами.

Прэлестно. Крылов, Бочаров и святой отец на одной странице!

Ссыль, вот, подкинули. И правда, мило весьма. Старая статейка 2014 года про открытие новой экспозиции первой мировой войны в Артмузее. Всё логично: Крылов, как директор - представляет, святой отец, как святой отец - освящает, а я, как Бочаров - освещаю. В смысле первую по ей экскурсию веду, для гостей и журналистов. Фактически она, конечно, не первая, до того было отдельное представление красот министру обороны, меня до таких вершин допускать нельзя. А для людей - да, моя первая. Но фига в кармане, даже в косвенной речи, видна. Цитата: "О всех этих уникальных экспонатах и их истории с увлечением рассказал научный сотрудник музея Василий Бочаров, подготовивший новую экспозицию о Великой войне. Как он рассказал — многие экспонаты здесь выставлены впервые до этого они находились в запасниках или же недавно пополнили фонды музея. Некоторые экспонаты были найдены даже на помойке!"

Ссыль, собственно, вот: http://piterpages.ru/kultura.php3?newsid=145 Что за ресурс - не в курсе совсем. Дизайн, конечно, отвратный.

Поддельное письмо о революции и мире.

В связи с февральской революции вытаскиваю повыше свой давнишний пост о нечасто используемом историческом источнике по вопросам 1917 года.

Оригинал взят у vasik_catn в Поддельное письмо о революции и мире.
Пока полтырнета трёт за усатого таракана, я напишу кое-что про конкурирующий сюжет. По долгу службы в руках оказалось вот такое письмецо: лист около А4, ровный, уверенный почерк, с двух сторон:

 
Collapse )

Письмо было подброшено германцами в русские окопы в начале марта 1917 г. К сожалению, никакой внятной сопроводительной информации к письму не имеется: ни где этот "вброс" случился, ни как докочевал до нынешних времён. Сомнений же в поддельности не возникает: так патетично о воле русского народа и кознях Англии действительно сподручнее писать прусскому генштабисту, а не московскому мещанину.
Я же вцепился в это письмо от удивления. Вроде бы и тема для меня не чужая, а о возможности существования такого рода источников ну ни разу не задумывался. Очень интересно.
Collapse )

Срочно в номер! Ещё один броневик.

Разведка донесла. Недавно в РГИА открылась выставка по первой мировой, так к этому делу откуда-то прикатили броневик sic! Гарфорд, пушечный! Откуда? Оригинал/копия? Фото мне транслировали, а откуда такое чудо - пока неизвестно.. Выглядит достаточно исторично.. Версии есть что/как/откуда и почему про это никто не знал?

 

Такой вот Бог войны. На бирке было написано, что 1915 год, и не написано, что муляж..

Я поведу тебя в Бассейн! - сказал себе я сам.

На той неделе, по приглашению уважаемого bratbartolo, посетил выставку художников-учеников Юрия Нашивочникова, лидера группы "Храмовая стена", который, в свою очередь, был учеником Осипа Сидлина, ученика Савинова и Осьмёркина. Приглашение подразумевало визит в бассейн. Многие, конечно, знают это сооружение как лютеранскую церковь Св. Петра и Павла на Невском проспекте, построенную в XIX веке по проекту Брюллова:
,
но я предпочитаю помнить это место как прекрасный бассейн, в котором я провел не один сезон бултыханий и отмахал в итоге не один километр.
Collapse )
ЗЫ. И таки да, я считаю, что бассейн народу полезней церкви.

Не читал, но осуждаю!

Якобы сказал один деятель, пожелавший остаться неизвестным. За ним повторила страна образца пятидесятых. За ним повторила воспитанная на исторических примерах страна образца две тысячи десятых.
Про выставку Марата Гельмана ICONS в Петербурге высказались уже многие. По делу и не очень, с позиций религиозного мировоззрения и сугубо светских. У меня в таких условиях осталось добавить максимум копейки на три. То, что липовые казаки с умственно липовыми чиновниками стратегически накололись с ситуацией вокруг выставки Айконс ясно было с самого начала. Ничего страшного: не надо мешать глупцам выказывать свою глупость. Выставка как символ является неким центром притяжения для оценки состояния и перспектив развития систем "религия - общество" и "общество - государство". Главный и непрошедший итог октября 1917 г. - отделение церкви от государства и школы от церкви. Именно на этой основе СССР стал в исторически кратчайшие сроки сверхдержавой, страной передовой фундаментальной науки и "самой читающей страной в мире". Правда в ещё более краткие сроки этих трех характерных чарт и лишился, к сожалению. Впрочем, это совсем другая история. Мы сейчас о том, что в начале века была заложена правильная парадигма развития, хоть и реализованная с многочисленными перегибами. Сейчас вроде всё исправилось. Хочешь религиозного воспитания - есть где его получить. Но основа-то должна оставаться светской. Тем не менее мы все сегодня видим прямо византийское слияние нынешней российской власти и РПЦ. Причём если подумать хоть чуть-чуть, никакой пользы в перспективе это слияние ни одной из сторон не принесёт. С одной стороны, выпячивать роль православия можно только за счёт других религий, а это чревато с точки зрения единства государства. С этим, впрочем, и так не всё благополучно. А с другой стороны, для РПЦ такой союзник как нынешняя власть - это как чемодан без ручки: и нести неудобно, и репутационные издержки только растут. То есть имеем налицо, что сейчас в умах идёт всамделишная война между понятиями "общество", "религия" и "государство". И ключевой момент здесь конечно же ситуация вокруг "религии".
Выставки подобные Айконс и призваны вырабатывать в обществе мнения на этот счёт. Но пока есть только одна выставка. В чём её отличие от других выставок, демонстрирующих религиозную живопись, например? А в том, что тут мы видим искусство и анализ - материала, композиции, технического приёма, сопоставление различного и рождение новых смыслов. На традиционной же выставки не только нельзя выйти за границы канона (нередко достаточно ограниченно понимаемого), но даже об этом помыслить. Сменяются века и, уже, тысячелетия, а изменить ничего почему-то нельзя.
От самой же выставки мне хотелось большего. Не скандала, а остроты. Как-то считается, что серьёзное нельзя сочетать со смешным, мол, тогда всё аннигилируется, исчезает духовность и т.п. Сложно обвинять в отсутствии духовности картины художников типа Караваджо и Веласкеса, но ведь в них столько деталей, намёков на всё подряд и скрытых смыслов.. И ничего, висят в церквях, дьявол не является. Современное искусство тонко сочетать святое и смешное ещё всё-таки не научилось. На выставке мы имеем примеры следования нечасто применяемым, но небезызвестным приёмам: буквальное воспроизведение смысла словосочетания, осовременивание классических сюжетов и т. п. Супрематический иконостас - где-то мы такое уже слышали. Выставка мне естественно понравилась, использованные приёмы хоть и не принципиально новы, но действенны, находки вроде "Тайной вечери" выше всяких похвал. Посетить - рекомендую.
Collapse )
PS. А вот "Ткачи" как заведение мне совершенно не понравились. В принципе, это офисный центр да галерея бутиков, где всё дико, прямо натужно, креативное. Коридор и бутики. Дизайнерская обувь, дизайнерская одежда, дизайнерские интерьерные штуки.. Всё дизайнерское, а души нет. Есть и лавка Эпл, в качестве акцента: что-то на стенах, что-то в витринках, надписи APPLE, два стола, за столами две барышни, на столах по компу-моноблоку с прекрасно видными посетителям шильдами DELL. Зачот, чо.